Адмирал А.В. Колчак и Черноморский флот: события вековой давности

01/08/2018 от alexatsevcult

Нынешний год – это год столетия эпохальных революций 1917 года в истории нашего Отечества. Неудивительно, что тема судьбоносных событий вековой давности активно обсуждается в обществе. Великий русский поэт А.С. Пушкин писал: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости».

Было бы неверно пройти мимо такой даты и на сегодняшней конференции. Этим объясняется выбор темы доклада.

В последние годы наблюдается рост интереса к историческим личностям. Издается большое количество биографических энциклопедий и справочников. В истории Севастополя встречается немало людей государственного масштаба. Один из них – Александр Васильевич Колчак. Долгие годы он был известен только как один из лидеров белого движения, «Верховный правитель России». Однако деятельность А.В. Колчака как мореплавателя, флотоводца, реформатора флота была столь значительна, что даже многочисленные публикации последнего десятилетия не исчерпали эту тему. Интересен и мало исследован год пребывания его в должности командующего Черноморским флотом. Этот очень короткий по времени отрезок совпал с грандиозными переменами в истории России, событиями февраля 1917 года. Он был насыщен огромным количеством эпохальных изменений в жизни Черноморского флота и Севастополя.

Деятельность вице-адмирала Колчака – командующего Черноморским флотом – условно можно разделить на два периода: первый – с июня 1916 г. до событий февральской революции 1917 г. в России, второй – с марта по июнь 1917 г. Оба периода значительно отличаются друг от друга. Можно сказать, что первый из них – это выполнение служебных обязанностей в ходе Первой мировой войны на Черном море. Второй период – это больше политическая деятельность, основной целью которой было сохранить боеспособность флота в сложившихся условиях. А.В. Колчак был произведен в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом 28 июня 1916 года. Перед отъездом в Севастополь ему надо было прибыть в Ставку. В Могилеве состоялось его встреча с императором Николаем II и начальником штаба Верховного главнокомандующего генералом М.В. Алексеевым. В ходе этих встреч императором были определены основные задачи флота в этот период: блокада Босфора и разработка Босфорской десантной операции. Прибыв в Севастополь, вице-адмирал А.В. Колчак 6 июля 1916 года принял Черноморский флот от вице-адмирала А.А. Эбергарда и активно начал минные постановки на Черном море. Ставка была довольна деятельностью нового командующего, и даже гибель в октябре линкора «Императрица Мария», сильно потрясшая Колчака, не изменила отношение к нему императора.

Наступивший февраль1917 года кардинально изменил судьбу и самого адмирала, и Черноморского флота. Незадолго до трагических событий 1917 г. в одном из писем Колчак замечает, что «командующему флотом приходится заниматься иногда удивительными вещами». Скоро адмиралу придется заняться еще более «удивительным» и непривычным ему делом – политикой. В те дни он напишет: «Десять дней я занимался политикой и чувствую глубокое к ней отвращение». Успех ему в этом явно не сопутствовал, хотя следует признать, что благодаря авторитету командующего события на Черноморском флоте развивались не так трагично, как на Балтике. Происходившее в стране поставило Колчака перед необходимостью политического выбора. Будучи в тот период монархистом по убеждениям, адмирал первоначально сохранял верность императору. Об этом свидетельствуют его приказы по флоту, воспоминания современников и протоколы допросов Колчака. Позднее, как и большинство российского генералитета, он присягнул Временному правительству. Основа для такого решения, по его мнению, была безупречной – отречение императора Николая II и Великого князя Михаила.

Что происходило в те дни на флоте? 26 февраля Колчак направляется с отрядом кораблей к Кавказскому побережью по вызову Главнокомандующего Кавказским фронтом Великого князя Николая Николаевича. 28 февраля в Батуми адмирал встречается с Великим князем, прибывшим для свидания с командующим Черноморским флотом для «обсуждения тысячи и одного вопроса». В тот же день Колчак получил телеграмму от начальника Морского Генерального Штаба графа Капниста с сообщением о том, что в Петрограде произошли крупные беспорядки. После ее получения адмирал телеграфом передал приказ командующему Севастопольской крепости прервать почтовое и телеграфное сообщение Крыма с остальной Россией и передавать телеграммы только командующему флотом и в его штаб. Вечером Александр Васильевич показал телеграмму великому князю, который еще не получал никаких известий из Петрограда. В ночь на 29 февраля Колчак вышел в море и вечером 1 марта прибыл в Севастополь. В письме от 11 марта он подводил итоги предыдущих тяжелых дней: «За эти 10 дней я много передумал и перестрадал… я поставил первой задачей сохранить в целостности вооруженную силу, крепость и порт. Для этого надо было прежде всего удержать командование, возможность управлять людьми и дисциплину… до сего дня ЧФ был управляем мною решительно, как всегда: занятия, подготовки и оперативные работы… обычный режим не прерывался ни на один час» [3, с. 157] Доверие моряков и населения города определило полное сохранение власти командующего флотом.

Прибыв в Севастополь, адмирал собрал совещание начальников флота и информировал их о происходивших событиях. Теперь все сведения к командам должны были поступать только от их непосредственных командиров. Только после этого связь со страной была восстановлена.

Особый интерес для исследователя представляют приказы командующего Черноморского флота в те дни. Они позволяют воссоздать картину происходящего не только на флоте, но и в стране. 2 марта 1917 г. Колчак издает приказ № 771, в котором сообщалось о вооруженных столкновениях в Петрограде и образовании Временного комитета Государственной Думы во главе с М.В. Родзянко. Далее в приказе говорилось: «В ближайшие дни преувеличенные сведения об этих событиях дойдут до неприятеля, который постарается ими воспользоваться для нанесения нам неожиданного удара. Такая обстановка повелительно требует от нас усиленной бдительности и готовности в полном спокойствии сохранить наше господствующее положение на Черном море и приложить все труды и силы для достойного Великой России окончания войны…

Приказываю всем чинам Черноморского флота и вверенных мне сухопутных войск продолжить твердо и непоколебимо выполнять свой долг перед Государем Императором и Родиной» [3, c. 162–163]

Накануне командующие фронтами и командующий Балтийским флотом прислали в Ставку телеграммы, в которых поддержали вопрос об отречении императора от престола. Адмирал Колчак – командующий Черноморским флотом – этого не сделал.

События в стране развивались неумолимо. В тот же день 2 марта император Николай II отрекается от престола за себя и за своего сына Алексея в пользу своего брата Великого Князя Михаила, 3 марта отрекся и Михаил. 4 марта 1917 года в связи с происшедшими событиями адмирал Колчак издал несколько важных приказов. В них сообщалось об отречении императора Николая II (приказ №801) [2, л. 80], об отречении Великого Князя Михаила (приказ № 802) [2, л. 82], о назначении Верховным главнокомандующим Великого Князя Николая Николаевича (приказ № 799), о создании нового правительства (приказ № 800). Приказ № 804, изданный в тот же день, объявлял телеграмму, полученную от морского министра А.И. Гучкова. Она заканчивалась так: «Да положат эти великие дни начало счастливой жизни новой свободной России». Из приказов видно, что каждый день приносил новые известия о происходящих в стране событиях. В одном из приказов от 7 марта было обнародовано Воззвание к армии и флоту Временного правительства, где были такие слова: «Спасение Родины в ваших руках» Идеи этого воззвания были близки и понятны Колчаку. Он твердо был убежден, что, несмотря на изменение правящего строя, необходимо продолжать войну с противником до победы. 8 марта был обнародован приказ об амнистии на флоте.

В начале марта в Севастополе был создан Центральный Военный Исполнительный Комитет. Приказом командующего флотом № 847 от 8 марта была объявлена резолюция собрания офицеров Флота и Армии о его создании. В состав комитета тогда вошли представители офицеров и кондукторов, а также доктор медицины статский советник Свечников (старший врач Морского Кадетского корпуса). Председателем был избран полковник А.И. Верховский – начальник штаба Черноморской морской дивизии. Этот орган занимался преимущественно делами флота. Кроме того, в городе действовали Советы рабочих и солдатских депутатов. В марте произошло их объединение и был образован Центральный Исполнительный Комитет. Необходимо отметить, что отношения командующего с первым составом выборных советов складывались благоприятно. «Популярность адмирала Колчака с самого начала революции обезопасила Севастополь от всяких ужасов, и она не понижалась даже с началом «углубления» революции» — писал в своих воспоминаниях генерал Ф.П. Рерберг, исполнявший тогда обязанности коменданта Севастопольского порта [6, c. 63] Севастопольские матросские организации не противопоставляли себя адмиралу Колчаку и доверяли ему. Позднее на флоте даже была сформирована Черноморская делегация (300 чел.), которая выехала на фронт и на Балтийский флот для агитации за продолжение войны. Один из современников так описал события в Севастополе в те дни: «Я помню один из колоссальных митингов в цирке, где собралось несколько тысяч матросов…

Настала мертвая тишина, и когда во весь свой рост поднялся, опираясь на барьер ложи, адмирал Колчак, то цирк разразился неистовыми аплодисментами, и не скоро адмирал мог начать свою речь…

Он сказал, что благодаря своей сознательности, во всей России только Черноморский флот сохранил свою мощь, свой дух, веру в революцию и преданность родине, и теперь – долг флота из своей среды выделить тех, кто сумеет увлечь за собой армию на подвиги… Бесконечные аплодисменты раздались в ответ на слова адмирала.

Был такой подъем, такой взрыв искреннего патриотизма, что снова поверилось в русский народ, снова казалось, что не все потеряно.

Тогда родилась «Черноморская делегация», которая увлекла за собой полки на галицийском фронте, в большинстве – погибла во главе этих полков».

Приказом командующего флотом от 11 марта 1917 года был доведен до сведения текст присяги на верность службы Российскому государству.

19 марта Колчак привел к присяге вверенные ему части и граждан Севастополя. В приказе, изданном по поводу этого события, говорилось: «Желая в этот торжественный день слить воедино флот, армию и граждан Севастополя, я приглашаю господина Правительственного комиссара с городским самоуправлением и желающих граждан принять участие в общей присяге». Происходило это событие на Куликовом поле. В 10 часов утра начался молебен, после него – приведение к присяге, а по окончании войска прошли церемониальным маршем. Из воспоминаний генерал-майора Ф.П. Рерберга известны подробности этого события. «На заседании высших начальников, во избежание скандала, решено было корчить из себя европейских начальников, и с войсками не здороваться, а молча объезжать фронт, держа руку под козырек. На следующий день весь Севастополь был на Куликовом поле…Черноморская дивизия вся вышла с большими красными флагами различной величины, а флотские команды щеголяли одна перед другою как величиною, так и аляповатою красотою шелковых флагов… Присяга прошла торжественно. После присяги все войска проходили церемониальным маршем мимо Колчака.» За войсками шла сомкнутая колонна портовых робочих. В заключении описания этого эпизода Рерберг отметил: «Лица у них были серьезные и торжественные…Никакого действия эта присяга не имела, и моральное разложение войск по получении приказа № 1 прогрессировало…» [6, c. 59–64]

В середине апреля адмирал был вызван в Петроград для доклада правительству о положении дел. В это время разразился правительственный кризис. Позднее Колчак вспоминал, что побывал в Петрограде «в те памятные дни, когда первое Временное российское правительство фактически потеряло свою власть» [1, л. 5 об.]

И все-таки адмирал пытается найти авторитетных людей в Петрограде, которые могли бы оказать содействие ему в вопросе сохранения дисциплины на флоте и поддержании боеспособности флота. По рекомендации М.В. Родзянко он даже встречался со старейшим русским марксистом Г.В. Плехановым, которому Колчак очень понравился. Однако, опытному деятелю международного социалистического движения было очевидно, что в политике адмирал не силен.

Александр Васильевич Колчак искренне пытался разобраться в скоротечном изменении политической жизни России. Некоторые исследователи предполагают, что именно в дни апрельского кризиса он пришел к мысли о благотворности военного вмешательства в ход политических событий, если положение в тылу угрожает фронту.

С одной стороны, в те дни жизнь флота шла по обычному руслу: назначается комиссия по подготовке к предполагаемым работам по подъему линкора «Императрица Мария», идет организация воздушной дивизии, производство офицеров в следующий чин, проходит награждение особо отличившихся моряков георгиевскими наградами, проводятся инспекторские смотры. Деятельность командующего флотом не исчерпывается и этим, аспекты ее весьма разнообразны. Колчак в это время занят решением многих проблем.

С другой стороны, прямо на глазах менялись условия службы на флоте, отменялось титулование офицеров и ношение погон, вводились новые формы приветствия офицеров и матросов, увеличилось число сходов моряков с корабля на берег, по всем вопросам службы наряду с командирами могли принимать решение и выборные судовые комитеты. 29 апреля командующий флотом издает приказ о переименовании кораблей: «Императрица Екатерина II» стал «Свободной Россией», «Император Александр III» – «Волей», «Император Николай I» – «Демократией». 11 мая был переименован в «Республиканец» авиатранспорт «Александр I», а 18 мая авиатранспорт «Николай I» переименован в «Авиатор» [5]

Революция и демократические идеи тех дней захватили и часть офицерства. В начале апреля в Севастополе был создан Союз офицеров – республиканцев во главе с капитаном 1 ранга А.В. Немитцем, (впоследствии командующий Черноморским флотом с августа по декабрь 1917 г.) Это не вызвало удовлетворения у командующего флотом. Колчак тяжело переживал происходящее. Еще в марте он писал А.В. Тимиревой: «Неумолимое сознание указывало, что близится катастрофа, что все удерживается от стремительного развала только условным моим авторитетом и влиянием, который может исчезнуть в каждую минуту, и тогда мне придется уже иметь дело с историческим позором бессмысленного бунта на флоте в военное время» [3, 161]

В мае, несмотря на усилия адмирала, доверие к нему со стороны матросов было уже сильно поколеблено. Вот что вспоминал об этих днях начальник штаба капитан 1 ранга М.И. Смирнов: «Флот постепенно разлагался. Постоянно днем и ночью приходили известия о непорядках в различных частях флота» [3, с. 177–178] На флоте усилились антиофицерские настроения и нежелание участвовать в боевых операциях. В те дни из Центра в Севастополь активно стали пребывать агитаторы, представляющие различные левые партии и организации России. Среди них выделялись своей активностью матросы-анархисты и большевики. Агитационная деятельность этих партий на флоте приносила свои плоды.

После того, как матросы, несмотря на отказ командующего, арестовывают помощника главного командира Севастопольского порта генерал-майора Н.П. Петрова, Колчак принял решение обратиться к главе Временного правительства с просьбой о сдаче им должности командующего флотом. Известно, что в первые дни февральской революции, Колчак предъявлял Временному правительству условия своего командования флотом, подчеркнув, что, если хотя бы одно из них будет нарушено, он сложит с себя полномочия. Однако в те дни инцидент был исчерпан после вмешательства правительства.

5 мая 1917 г. А.Ф. Керенский назначается военным и морским министром. Вскоре он прибывает на Черноморский флот. Встреча Колчака с новым министром произошла в Одессе. К этому времени уже стало ясно, что проведение Босфорской операции откладывается на неопределенный срок. Флот все меньше вел боевые действия и все больше митинговал. Во время ночного перехода из Одессы в Севастополь, адмирал подробно разъяснил Керенскому обстановку общего развала на флоте. В ответ морской министр говорил о «революционной дисциплине». Это понятие было неприемлемо для Колчака, т.к. для него существовала только дисциплина, которая создается «воспитанием и развитием в себе чувства долга, чувств и обязательств, известных по отношению к Родине».

Изменить ход событий уже никто не мог. Вскоре начались несанкционированные митинги, где звучали обвинения в адрес командующего флотом, который по мнению выступавших являлся крупным землевладельцем Юга и был заинтересован в захвате проливов, в продолжении войны. Офицеров обвиняли в подготовке контрреволюционного заговора. 5 июня несколько офицеров было арестовано, и толпа требовала отобрать оружие у всех офицеров. В связи с этим было созвано экстренное делегатское собрание. Председательствующий отказался дать слово Колчаку, после чего командующий флотом покинул собрание. В его отсутствие было принято решение разоружить офицеров, о чем была разослана радиограмма. При попытке матросов осуществить это на флагманском корабле, командующий флотом выбросил свое Георгиевское оружие за борт, а затем телеграфировал Временному правительству о своей отставке. Тогда же появился документ следующего содержания: «Согласно постановлению делегатского собрания от 6-го июня сего года, временное командование ЧФ в 0 часов с 6-го на 7-е июня контр-адмиралу Лукину сдал вице-адмирал Колчак. При сдаче и приеме командования присутствовала комиссия, уполномоченная делегатским собранием…». Ночью пришла телеграмма от Временного правительства: «Временное правительство требует: 1) немедленного подчинения ЧФ законной власти, 2) приказывает адмиралу Колчаку и капитану Смирнову, допустившим явный бунт, немедленно выехать в Петербург для личного доклада, 3) временное командование ЧФ принять адмиралу Лукину, с возложением обязанностей начальника штаба временно на лицо по его усмотрению, 4) адмиралу Лукину немедленно выполнить непреклонную волю Временного правительства, возвратить оружие офицерам в день получения сего повеления. 5) Восстановить деятельность должностных лиц и комитетов в законных формах. Чинов, которые осмелятся не подчиниться сему повелению, немедленно арестовать, как изменников отечеству и революции, и придать суду. Об исполнении сего телеграфно донести в 24 часа. Напомнить командам, что до сих пор ЧФ считался всей страной оплотом свободы и революции» [4, с. 90–91]

В ту тяжелую ночь на 7 июня 1917 г. А.В. Колчак издал и свой последний приказ командующего флотом. Текст его был передан по радиотелеграфу: «Считаю постановление делегатского собрания об отобрании оружия у офицеров позорящим команду, офицеров, флот и меня. Считаю, что ни я один, ни офицеры ничем не вызвали подозрений в своей искренности и существовании тех или иных интересов, помимо интересов русской военной силы. Призываю офицеров, во избежании возможных эксцессов, добровольно подчиниться требованиям команд и отдать им все оружие… В нанесении мне и офицерам оскорбления не считаю возможным винить вверенный мне ЧФ, ибо знаю, что безумное поведение навеяно заезжими агитаторами. Остаться на посту командующего флотом считаю вредным, с полным спокойствием ожидаю решения правительства» [3, с. 201]

8 июня 1917 г адмирал вместе со своим начальником штаба М.И. Смирновым отбыл поездом в Петроград.

А.В. Колчак командовал Черноморским флотом всего год, но этот год был наполнен такими значительными событиями, что их хватило бы на несколько биографий. С этого времени начался трагический путь адмирала на его собственную «Голгофу». Трагедия русского служилого дворянства, да и всего русского народа в 1917 году только начиналась.

О.Е. Ивицкая

ответственный секретарь Севастопольского регионального отделения ВООПИиК

 

Литература

 

  1. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ) Фонд Р-341.- Оп.1.- Д.52. Личная папка Верховного правителя адмирала Колчака.
  2. Государственное казенное учреждение «Архив города Севастополя» (ГКУ «Архивгорода Севастополя) Фонд Р-567.- Оп.6.- Д.181.
  3. Милая, обожаемая моя Анна Васильевна…Сборник /Сост.Т.Ф. Павлова, Ф.Ф. Перченок, И.К. Сафонов, ред.Т.В. Есина. — М., 1996 г.
  4. Платонов А.П. Черноморский флот в революции 1917 г. и адмирал Колчак, — Л., 1925 г.
  5. Приказы и приказания командующего Черноморским флотом за 1917 год — Научная библиотека Музея ЧФ РФ
  6. Рерберг Ф.П.  Вице-адмирал Колчак на Черноморском флоте// Военно-исторический журнал,- М.,2008. — №11.

 

Доклад подготовлен для научно-практической конференции «Романовы и Крым. Научные чтения в Ливадии» (май 2017 года) по теме «Февраль 1917 года – точка отсчета новой российской действительности».

Видео

 

Ю.В. Падалка: Законов в градостроительстве достаточно, нужно их исполнять

30.03.2017 Радиорубка. Юрий Падалка

О памятниках у горы Гасфорта

%d такие блоггеры, как: